stas_kucher (stas_kucher) wrote,
stas_kucher
stas_kucher

Categories:

Путин между двух огней




Я очень сочувствую Владимиру Путину. Без иронии. Уверен, очень давно этот человек не оказывался в таком сложном положении, как сейчас. Я не о рейтинге, падение которого было неизбежно, как закат солнца. Это все-таки не член организма, а Путин не «Единая Россия» (рейтинг этой партии уже никаким домкратом не поднимешь). Популярность Путина на время вернуть можно – есть много банальных и небанальных, мягких и жестких способов это сделать. Речь даже не о позорном конце «Прогресса» (в кавычках и без) - хотя это событие, не сомневаюсь, очень испортило настроение премьеру как человеку, радеющему за репутацию державы.






Путин оказался в буквальном смысле между двух огней. Или между двух жерновов, визуализируйте, что вам комфортнее. С одной стороны – растущее недовольство миллионов людей, считающих себя титульной нацией, поведением людей, которые они таковыми не считают. Ученые, рассуждая о происхождении этого недовольства, употребляют красивые термины типа «назревшей проблема самоидентификации русского народа». К слову, корни этой проблемы уходят в Советский Союз, когда Россия была единственной республикой, у которой по сути не было своей столицы. В сегодняшней России у каждого населяющего народа есть нечто, что этот народ объединяет и отличает от остальных. От столицы до традиций, религии, параллельных органов власти. Кроме народа русского – не будем же мы всерьез говорить, что нас объединяет православие? Но Бог с ними, с научными определениями. Люди открывают газеты и читают о новых «охулеардах», которые Москва выделяет для Чечни – в то время, как в их городах закрываются заводы, а скорая помощь, ссылаясь на дефицит топлива, отказывается выезжать к тем, кому за 70. Люди читают или собственными глазами видят, как кавказцы устраивают криминальные разборки средь бела дня на улицах городов Центральной России. А потом происходит смерть, например, Свиридова или Агафонова – и людям уже не важно, кто на самом деле был прав, потому что рядом – фамилия Черкесова или Мирзаева.



Путин чувствует накал в обществе. И поэтому суд не отпускает Мирзаева из под стражи, хотя будь на его месте Петров или Васечкин, сделал бы это немедленно.



И в это же время, оглядываясь на Кавказ, Путин чувствует, как растет недовольство его политикой там. Каждая история, подобная нынешней, с арестом Мирзаева, вызывает на Кавказе волну гнева. Весь Дагестан сегодня готов поручиться за своего земляка, не без оснований считая, что его держат за решеткой только потому, что он дагестанец. Бешеные деньги, которые Москва выделяет Кавказу, разворовываются еще в Москве, и на Кавказе их видят только те, кто участвует в коррупционных схемах. Ставка на а-ля при царе генерал-губернаторов явно себя не оправдала. Рамзан Кадыров остается оплотом и единственным доказательством логики путинской политики на Кавказе. Но какой ценой? И долго ли он будет оставаться таким ручным?



Путин не может поднять русский вопрос, потому что рискует получить взрыв на Кавказе, с которого начнется бунт в России. При этом, если он не поднимает русский вопрос, это сделают другие люди. Путин это понимает и, уверен, боится. Поэтому единственное, что ему остается – это прибегать к старому приему и бросаться хлесткими угрозами типа кому-то что-то отрезать.






 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →